Выпуск-2018: Дмитрий Юшкевич

Выпуск-2018: Дмитрий ЮшкевичХотя Дмитрий Юшкевич-младший признает, что его карьера пока складывается не так успешно, как у его отца, за годы, проведенные на молодежном уровне, защитник приобрел бесценный опыт. В интервью пресс-службе МХЛ Юшкевич рассказал о выступлении вместе с Себастьяном Ахо, тренировках с Иваном Проворовым, общении с Никитой Гусевым, а также авторитетно сравнил Восточную и Западную конференции МХЛ.

- Я родился в Торонто, отец тогда выступал в НХЛ. Мы довольно часто переезжали, жили в Филадельфии, в Калифорнии. В Россию я приехал только в 10 лет, считайте, половину жизни провел за океаном. Так что и заниматься хоккеем начал там. Особого выбора не было – клюшку в руки, коньки на ноги – и вперед. Отец рассказывал, что я сначала взял клюшку под левую руку, но он быстро все переправил. Теперь у меня хват, как у отца. Первая спортивная школа была в калифорнийском Анахайме. Есть такой фильм, называется «Могучие утята» - так вот, я как раз за «утят» и играл в детстве.

- Получается, в детстве часто ходили на матчи НХЛ?
- Да, семьей приходили на матчи отца. Я тогда был очень маленький, мало что помню. Мама рассказывала, что я однажды заснул на матче «Филадельфии». С возрастом стал больше интересоваться играми отца, старался смотреть за ним, сейчас ищу в интернете записи старых матчей времен НХЛ. Хочется лучше узнать манеру его игры, понять, каким он был игроком.

- Как сложился ваш переезд в Россию?
- В России занимался в Ярославле, в команде Андрея Николаевича Емелина – несколько лет спустя он помогал отцу в «Югре». В команде мы очень хорошо общались с Иваном Проворовым, с самого моего приезда мы три года были в команде одного года в СДЮШОРе «Локомотива». Потом Ваня уехал в Америку – выбрал просто идеальное время для того, чтобы попробовать себя за океаном. Еще со школы хорошо общаемся с Колей Коваленко, хоть он и на два года младше. Он позитивный, общительный. Видимся тоже редко, обычно под конец сезона, в Ярославле.

- Тем не менее, в Америку иногда возвращаетесь?
- У меня есть канадское гражданство, но за все это время возвращался в Канаду всего один раз. В 2013 году готовился там к сезону, это было для меня в новинку. Встретил там много знакомых, родственников – за десять лет все очень изменились.
- Вы часто переезжаете, сейчас играете в Ханты-Мансийске. Какой город вы считаете своим?
- Все-таки Ярославль, там все друзья живут, там я жил с 10 лет. Это город, в который мне нравится возвращаться – после окончания сезона я всегда еду домой – отдыхать и готовиться к новому сезону.

- «Локомотив» задрафтовал вас в 2014 году. Почему после выпуска из школы не остались в Ярославле?
- В год моего выпуска меня подключали в «Локо-Юниор», под руководством Андрея Владимировича Капранова мы стали серебряными призерами – хоть провел в команде не так и много матчей, серебряную медаль получил. Так что меня рассматривали как кандидата на место в «Локо», но мы с отцом решили, что переезд в Европу дат мне толчок в развитии. Так я оказался в финском «Кярпяте».

- В «Кярпяте» тогда завершал карьеру игрока ваш отец.
- Так получается, что мы с ним часто переходим в один и тот же клуб. Например, в сезоне 2008/2009 он уехал играть за «Сибирь». Дома оставлять меня он побоялся – у меня тогда были проблемы с дисциплиной, поэтому я поехал вместе с ним в Новосибирск. Мы вместе жили, я тренировался в детской команде, ходил на каждую его игру – он тогда был капитаном, мне было очень интересно за ним наблюдать. В «Кярпят» же я попал позднее, после выпуска из СДЮШОР в 2014 году.

- Чем запомнилось время, проведенное в «Кярпяте»?
- В команде были очень классные защитники, с отличным катанием, мышлением. Финская школа защитников очень прогрессивная. В России хорошо развивают мастерство нападающих, а финны – специалисты по защитникам. В начале я серьезно отставал от них. Тогда целый год я играл вместе с Себастьяном Ахо, который сейчас играет в «Каролине», Ессе Пульюярви, который перешел в «Эдмонтон», и Маркусом Нутиваарой, который теперь выступает в «Коламбус». Я получал много игровой практики: после того как мы с первой молодежной командой вылетели из плей-офф, меня подключили ко второй, с которой мы стали чемпионами. В основу приглашали только на тренировки. Тогда за первую команду играл Юоонас Донской, который позже уехал в «Сан-Хосе».

- Отец, наверное, помогал тогда с подготовкой, тренировками?
- Он всю жизнь меня тренирует. Каждое лето мы проводили вместе – ранний подъем, разбор матчей, две, а то и три тренировки в день. Лето перед этим сезоном – первое, когда я готовился без него. У отца сейчас много работы в ЦСКА. Всю подготовку к новому сезону я провел под руководством Вячеслава Тухтина – он из Рыбинска, но сейчас живет в США, работает, в том числе, с Артемом Анисимовым.

- Но на матчи отец приходит посмотреть?
- Последний раз, когда он видел матч вживую – игра «Рубина» против чеховской «Звезды». Я выступал за «Рубин». Он не говорил, что придет, но я это чувствовал. Перед игрой увидел отца на трибуне – сразу занервничал, игра пошла не так. Тем не менее, в том матче я забил свой первый гол в ВХЛ. Приятно было, что отец это видел. После матча он улыбался, поздравил. В остальном, отец смотрит записи матчей, у него и так много работы. Впрочем, мы каждый день созваниваемся – он всегда найдет нужные слова, подскажет, если нужно. Даже если он далеко, он все равно рядом со мной.

- Многие сыновья и внуки великих игроков отмечают, что играть с известной фамилией на спине – дополнительная ответственность.
- Я горжусь быть сыном такого великого игрока, тренера и просто человека. Я всю жизнь брал с него пример – в моем возрасте он уже был чемпионом мира и олимпийским чемпионом, так что хочется, как минимум, быть не хуже. Я старался анализировать его игру, знаю, что он играл жестко и самоотверженно – я сам стараюсь показывать похожий хоккей.

- В прошлом сезоне вы дебютировали в КХЛ.
- Несмотря на то, что я принял участие всего в 4 матчах, мне удалось поиграть при двух тренерах. Первый шанс мне дал Игорь Захаркин – при нем у меня была одна из самых удачных предсезонок, я сыграл почти во всех играх предсезонного турнира. Мы проиграли «Спартаку» со счетом 2:6 и тренерский штаб решил отправить меня в «Рубин» для игровой практики. В ВХЛ провел всего 6 матчей, но получил хороший опыт. Обратно в «Югру» меня вызвал уже Анатолий Емелин. При нем я провел три матча. Отыграл неплохо, но мы в одном из матчей уступили «Ладе», причем всухую. После того матча меня отправили в МХЛ. Сложный был период, когда было важно не сломаться психологически. Я еще несколько раз съездил с «Югрой» на выезд, ждал, что проведу хоть один матч, но в итоге просидел на трибунах. В этой ситуации оставалось только терпеть, проявлять характер.

- Тем не менее, в этом сезоне, когда «Югра» опустилась в ВХЛ, вы все равно остались в клубе.
- Эти летние сборы я провел с «Локомотивом», но затем принял решение вернуться в Ханты-Мансийск. Предложение от «Югры» было для меня идеальным – мне сейчас нужно набраться опыта в матчах ВХЛ, развиваться постепенно, шаг за шагом.

- Один из самых известных игроков «Югры» - Никита Гусев. Знакомы с ним лично?
- В 2015 году я приехал с отцом в Ханты-Мансийск. Мне тогда предстояло ехать в «Кярпят», а отец предложил перед отъездом в Финляндию пройти полные сборы вместе с «Югрой». Вот на этой предсезонке я и познакомился с Гусевым, еще до того, как он стал широко известным. Накануне моего отъезда в Финляндию мы с ним около часа общались перед уходом из дворца. Он мне запомнился как очень общительный, открытый парень.

- В МХЛ вы выступали за «Алмаз» и за «Мамонтов Югры». Вы можете сравнить Восток и Запад?
- В команде Задной конференции провел 2 года, казалось, что игроки там чуть более мастеровитее: играют быстрее, жестче, интенсивнее. Думаю, это связано с тем, что игроки Запада чаще привлекаются в команды КХЛ. Затем они возвращаются в МХЛ и поднимают общий уровень игры.
- Возможно, в прошлом сезоне МХЛ все воспринималось по-особенному – ведь это был последний сезон для вас.
- В плей-офф мы неожиданно проиграли «Реактору». После последнего матча я присел на одно колено около ворот. Ни о чем не думал, посмотрел на табло, на трибуны. Вся команда уже ушла в раздевалку, трибуны тоже опустели, даже свет на льду притушили. А я все равно продолжал сидеть, осознавал, что мой путь в молодежном хоккее закончен, начинается другая жизнь. Но поражение «Мамонтов» все равно пережил не так болезненно, как вылет «Алмаза» в плей-офф 2017 года от того же «Реактора». В первых раундах мы прошли «Локо» и «СКА-1946», эмоции тогда зашкаливали. Тогда даже подумал, что мы выиграем Кубок Харламова. Состав был отличный – Даниил Вовченко, Вадим Кудако, Алексей Артамкин, Игорь Гераськин. Все они сейчас играют в КХЛ за «Северсталь». Мы были настоящей семьей. Вот этот сезон мне особенно запомнился.




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Теги:
 (голосов: 0)
Просмотров: 225 Комментарии: (0)

Добавление комментария

Стандартная авторизация

Авторизация спомошью Соц. сети

Имя:*
E-Mail:*

Другие новости