Амурский скорый

Амурский скорыйПока продолжается дисквалификация одного из лидеров «Локомотива» Сергея Плотникова самое время прочитать яркий материал о форварде.

Стремительность, с которой̆ «Локомотив» на финише прошлого сезона превратился из вымучивавшего каждое очко середняка в грозу небожителей, поразила решительно всех: и сторонних наблюдателей̆, и преданных болельщиков, и, похоже, самих хоккеистов. По крайней̆ мере, лучший̆ бомбардир команды в плей-офф Сергей Плотников, кажется, еще не в полной̆ мере осознал случившуюся с ним метаморфозу – сколь пристально за ним ни следи, ни случайный жест, ни мимолетный взгляд, ни походка не выдадут в нем звезду, каковой он по праву может себя считать после череды удивительных событий последних месяцев.

И даже вылезая из огромного белоснежного «Мерседеса», на котором вместо регистрационного номера прикреплена табличка с его именем, безошибочно указывающая на то, что перед вами чемпион мира, он остается немного застенчивым парнем, который на шутливый вопрос: «А что, теперь у нас без номеров можно ездить?» отвечает со скромной, будто извиняющейся улыбкой: «Нет, конечно, просто я только что забрал его из салона, надо в течение десяти дней поставить на учет».

 

Наверное, для читателя не станет откровением, что журналисту иной раз совсем не просто договориться с известным спортсменом об интервью: порой приходится потратить на это несколько дней, а то и недель, звонить и перезванивать, настаивать и уговаривать... Впрочем, сказано это вовсе не для того, чтобы вызвать сочувствие к представителям нашей профессии, показать, сколь черствым оказывается подчас журналистский хлеб. Пусть уж наши эпизодические мытарства иногда сопровождаются невидимыми миру слезами, однако приятно, что встречаются в мире спорта и обратные примеры.

С первого же звонка, заставшего Плотникова на отдыхе в Хабаровске, общаться с ним было одно удовольствие: «Да, конечно, я вернусь в Ярославль 20 августа, приезжайте, когда вам будет удобно». И никаких вопросов типа: «А чего вы конкретно хотите?», «А сколько это займет времени?» и тому подобных. И уже в Ярославле, на арене, сразу же после утренней тренировки, он покорно преодолел все превратности фотосессии, больше часа проведя в футболке и шортах у самого льда, безропотно выполняя все указания нашего фотографа Юрия Кузьмина, с юношеским максимализмом готового в поисках необычного кадра, удачного ракурса и выигрышного плана, замучить и себя, и окружающих. Но Сергей стойко перенес все тяготы медийной составляющей своей профессии. Все бы звезды были такими...

Если в начале нашего знакомства меня приятно удивляло такое поведение Плотникова, то пообщавшись с ним подольше, я понял, что оно, пожалуй, закономерно. Уроженец далекого Комсомольска-на-Амуре, выходец из простой рабочей семьи, он в детстве не грезил о подвигах на ледовых площадках, о великих победах и громких титулах. Да и мог ли он мечтать обо всем этом, мог ли надеяться стать звездой хоккея, если в родном городе и школы-то хоккейной приличной не было? По его словам, родители отдали его в хоккей лишь для того, чтобы просто чем-то занять, причем, посчитав, что одного хоккея недостаточно, записали еще и в секцию карате. Но потом восточные единоборства потихоньку ушли из его жизни, а хоккей остался – скорее как хобби, нежели как серьезное дело.

– Все изменилось случайно, когда к нам приехала вторая команда «Амура» и ее тренеры, посмотрев на меня, спросили, не хочу ли я перейти к ним, – вспоминает Сергей, которому тогда, в совсем юном возрасте, пришлось принимать серьезное взрослое решение. Между двумя распложенными на высоких берегах Амура городами 400 километров – может, и не бог весть, какая даль, но для 15-летнего парня уехать из дома навстречу неизвестности – шаг довольно смелый. Плотников с благословения родителей шагнул. И больше не оглядывался назад.

А потом пришел час, когда он впервые понял, что все-таки сможет стать настоящим хоккеистом.

– Это было лет в 16–17, когда я закрепился во второй команде «Амура». После этого моя карьера пошла по нарастающей, я год от года улучшал свою статистику, попал в «Ермак», а потом и в первую команду «Амура», то есть в КХЛ. Первые два сезона в «Амуре» были тяжелыми, я тогда и за «Амурских Тигров» играл в МХЛ, а вот на третий год наступил прорыв: и статистика улучшилась, и я сам почувствовал, что стал играть более умело.

 

Амурский скорыйСезон-2011/12, о котором идет речь, стал прорывом не только для него, но и для всей команды, которая впервые сумела попасть в плей-офф. и здесь мы не можем не вспомнить о Ханну Йортикке – тренере, под руководством которого преобразился хабаровский клуб.

– Очень хороший тренер, – считает Плотников. – Конечно, он очень помог всей нашей команде раскрыться – в основном благодаря правильной системе тренировок, рассчитанной так, чтобы четко подводить нас к играм. Это может показаться удивительным, но мы всегда находились в хорошей форме. Ну а что касается лично меня, то здесь, я думаю, совпали многие условия. Я сформировался и как человек, и как хоккеист, достиг нужного возраста, набрал оптимальные физические кондиции. Думаю, просто мое время пришло, я понял, что настал такой момент, который надо использовать.

Тот выдающийся сезон непременно должен был привести к переменам в жизни молодого форварда, а значит, Сергей встал перед необходимостью принять очередное серьезное решение. Теперь встал вопрос о переезде через всю страну – в Ярославль, и расстояние от ставшего вторым домом Хабаровска исчислялось не сотнями, а тысячами километров. Но Плотников был уже не мальчиком, он к тому времени обзавелся своей семьей и дальних поездок перестал бояться давным-давно. И все же согласиться на предложение «Локомотива» ему было нелегко, хотя география была тут совершенно ни при чем:

– Мысли о трагедии, произошедшей с ярославской командой, не давали мне сразу откликнуться на приглашение. Да, я понимал: это мой шанс доказать всем (и себе в первую очередь), что я могу играть на другом уровне. Но я не мог сразу ответить «да», этот груз висел надо мной; я понимал, что нас постоянно будут сравнивать с той командой, с тем «Локомотивом». И это меня беспокоило. Я долго думал, говорил с агентом, с женой, с родителями – и, в конце концов, все-таки решил использовать свой шанс. Начало сезона было очень тяжелым, зрителей на наши матчи ходило мало, и мы понимали, что им, наверное, трудно приходить на родной стадион и видеть там совсем не тех, на кого они смотрели во все глаза еще совсем недавно. Что мы могли сделать? Нам оставалось только играть, выкладываясь полностью, чтобы стараться... Ну, как сказать... «соответствовать» – это не то слово: как мы могли соответствовать той команде? Но мы старались изо всех сил, и постепенно зрители начали приходить, трибуны стали заполняться. Это и была, наверное, наша главная победа.

И вот притирочный сезон-2012/13 остался позади, и наступил тот, которому предстояло стать сенсационным и для «Локомотива», и для Плотникова, хотя по неудачному началу предвидеть такое было сложно. Столько событий, столько эмоций, три тренера...

Том Роу к тому времени уже отработал год в команде, освоился. Он знал игроков, игроки знали его. Что же пошло не так? «Наверное, дело в том, что команда была слишком молода, ей для стабильности не хватало опыта. Не знаю, что еще помешало нам нормально стартовать».

Потом к штурвалу встал Петр Воробьев с его легендарными нагрузками. «Поначалу было нелегко, очень много занятий в зале, потом потихоньку привыкли, втянулись. Но на вопрос, что не заладилось при Петре Ильиче, я тоже ответить не смогу. Может, накопилась усталость, мешавшая нам показывать скоростной хоккей, играть в давление, как мы привыкли и как, наверное, и должна играть молодая команда». И, наконец, Дэйв Кинг. «Мы вернулись к атакующей игре, как при Томе Роу, но уже на другом уровне физической готовности. и эмоциональной тоже. Кинг нас немного расслабил, стал нам на льду разрешать то, чего не разрешали раньше: можешь идти в обыгрыш – иди, не можешь – бросай. То есть каждый делал то, что умеет, и от этого нам было комфортно. И при этом тренер постоянно твердил нам, что мы должны идти в атаку, прессинговать, отбирать шайбу, а не просто строить оборонительные редуты».

Логично предположить, что в концовке регулярного чемпионата, когда «Локомотиву» оставалось сыграть с четырьмя соперниками с Востока, Кинг на установках говорил со своими подопечными в основном об их игре – очного знакомства с этими командами не имел. Однако он тщательно изучил множество видеозаписей матчей с их участием. Стоит ли после этого удивляться тому, что «Локомотив» прошел их на полном ходу, одержав четыре победы с общим счетом 19:7? Плотников, к слову, набрал в этих играх 8 очков (3+5), и при желании эти очки вполне можно прибавить к его послужному списку в Кубке Гагарина, ведь, как сказал потом Дэйв Кинг, «для «Локомотива» плей-офф начался на одну серию раньше, чем для остальных».

Амурский скорыйЕсли уж тренер потратил столько времени на знакомство с «Автомобилистом», «Югрой», «Барысом» и «Авангардом», то первого соперника по Кубку Гагарина, двукратного его обладателя и победителя регулярного чемпионата, изучил досконально. А ведь не зря говорят: «Знание – сила». Знания о «Динамо», полученные Дэйвом Кингом и переданные игрокам, обеспечили им веру в свои силы.

– Скажу прямо, мы соперника не боялись, – уверяет Плотников. – И не боялись проиграть один-два матча. Нам тренер сразу сказал: «Наша цель – четыре победы. Но не четыре победы подряд, поэтому пусть результат конкретного матча вас не расстраивает». Вот так мы и подошли к встрече с «Динамо» – спокойно. А тренер много рассказывал нам о сопернике, разбирал стандартные комбинации динамовцев, рассказывал, что и как делать, чтобы эти комбинации не прошли. Но при этом призывал не подстраиваться под чужую игру, а больше думать о своей. Мы должны были действовать агрессивно, играть в давление, чтобы соперник не знал, чего от нас ожидать.

Агрессивность со стороны обеих команд проявлялась и в неигровых эпизодах. Регулярные стычки Плотникова с Лео Комаровым тоже можно счесть «игрой в давление», пусть и несколько иного рода. Тот, кто знаком с манерой игры финского форварда «Динамо», едва ли предположит, что инициатором в этом конфликте выступил Плотников, которого повышенный интерес со стороны Лео лишь утверждал в статусе лидера команды. Иначе какой был смысл выводить из равновесия именно его?

– Лео начинал, я отвечал, а тренер говорил мне, чтобы я не увлекался разборками, концентрировался на игре, – вспоминает Сергей историю того противостояния. – И постепенно это стало мне удаваться, я начал помогать команде тем, чем и должен был. В общем, все мы старались не отвлекаться от нашего плана, играть в свою игру, а тренер придавал нам уверенности, успокаивая после неудач, постепенно у нас получалось все лучше и лучше, а после второй домашней встречи, когда мы отыгрались в конце основного времени и победили в овертайме, поняли, что нам по силам пройти «Динамо». В затяжной серии мы оказались сильнее, потому что были моложе, быстрее восстанавливались, а значит, быстрее двигались.

Следующий соперник, СКА, тоже представлял собой грозную силу, хотя уже иного свойства. «Команда-звезда» и «команда звезд» – эти давно вошедшие в обиход выражения, призванные подчеркнуть различия в принципах комплектования, наиболее часто употреблялись в последние годы по отношению к двум лидерам Западной конференции. А вот отношение к ним со стороны игроков «Локомотива» было, по словам Плотникова, одинаковым:

 

Амурский скорый– После «Динамо» мы уже никого не боялись, это точно. СКА – немного другой соперник, тоже сильный, но делающий ставку на лидеров. Именно поэтому во время установок тренер уделял персональное внимание игрокам первых двух звеньев, каждый из которых мог решить судьбу матча. мы разбирали их действия, чтобы понимать, кому с каких точек давать бросать нельзя, а особенно тщательно следили за игрой СКА в большинстве.

Если в серии с «Динамо» ключевой оказалась четвертая игра, то в противостоянии со СКА, как считает Плотников, решающий момент наступил раньше – во втором матче, проходившем в Питере. «Локомотиву» пришлось дважды догонять (в первом случае он отыграл одну шайбу, во втором – две), и в итоге ярославцы победили в овертайме. и многим все стало ясно.

В финале же Западной конференции могло показаться, что после «Динамо» и СКА «Лев» не оказался хорошим раздражителем для ярославцев, чья игра, словно по мановению волшебной палочки, утратила искрометность. Но, конечно же, к вопросу мотивации это отношения не имеет – разве место в финале Кубка Гагарина не может само по себе явиться достаточным стимулом?

– Дело не в настрое, просто мы потратили слишком много сил в предыдущих раундах, – вздыхает Сергей. – И тактически «Лев» оказался сильнее, не позволил нам играть в свою игру, в прессинг. Очень уж хорошо двигались защитники пражан, легко сбрасывали нас со своих плеч, быстро начинали атаку, не давая нам задерживаться в их зоне, и поэтому мы не смогли забивать столько, сколько в предыдущих сериях. На их стороне был опыт, который позволял им играть проще, как и стараются действовать в плей-офф практически все. Здесь главная ставка делается на надежность, и «Лев» в этой части сыграл против нас образцово.

Удивительный сезон закончился финалом конференции для «Локомотива», но не для нашего героя: вместе с Егором Яковлевым Плотников представлял Ярославль в сборной на чемпионате мира в Минске. Это был первый крупный турнир в карьере Сергея, хотя опыт игры за национальную команду он приобрел еще в предыдущем сезоне, приняв участие во всех этапах Евротура.

Ох уж этот Евротур, вокруг которого из года в год ломается столько копий! «Нужен он хоть кому-то или нет?» – вопрос, мучающий многих специалистов. Может, и правы те, кто утверждает, что с точки зрения планомерного развития сборных польза от Евротура не так уж велика, но вот послушаешь молодых игроков, таких как Плотников, и понимаешь, что для некоторых это соревнование все же имеет большой смысл.

– Это сборная, это совершенно другой уровень, совершенно новый опыт, – с воодушевлением рассказывает Сергей. – Возвращаясь в клуб, ты стараешься каким-то образом использовать этот опыт, и мне кажется, что я каждый раз после выступлений за сборную начинал играть чуть лучше.

В прошлом году он не ждал вызова на чемпионат мира, понимал, что уровень конкуренции высок и на место в составе ему рассчитывать рановато. И об Олимпиаде в Сочи даже не мечтал. Но настали другие времена, в сборной сменились тренерский штаб и вектор развития, повысился статус Плотникова в отечественном хоккее, так что поездка в Минск стала логическим продолжением его восходящей карьеры.

– Это лучшее, что было в моей жизни, здесь нет сомнений. Самые яркие впечатления, самые сильные эмоции. Мне понравились и сам турнир, и прекрасная атмосфера в команде. Здесь всегда есть место шутке. Достаточно вспомнить, как Олег Знарок сказал мне при первой встрече: «А ведь я легко мог убрать тебя тогда, во время плей-офф, но пожалел, поберег для сборной». Видимо, так он в шутливой манере дал понять, что конфликт, возникший между игроками «Локомотива» и «Динамо» во время той серии, исчерпан. Да и вообще в нынешней сборной часто веселятся и смеются, и мне это нравится. Я тоже люблю веселье, хотя, конечно, надо знать, где оно должно заканчиваться, и где начинается серьезная работа.

 

Вот так в отличном настроении он приехал в Минск и в еще лучшем вернулся домой с золотой медалью. Неплохой подарок к 24-летию.

Ну а что теперь? Какие цели (Кубок Гагарина не в счет – его все хотят) должен ставить перед собой молодой игрок, выступающий в первом звене топ-клуба и имеющий к тому же титул чемпиона мира?

– Я всегда хочу забивать больше, улучшать статистику из года в год, – улыбается Плотников. Покамест это ему удается: 12, 13, 20, 30, 35 – вот так растет количество набираемых им в регулярном чемпионате очков за пять лет в КХЛ. Медленно, но верно планка приближается к гроссмейстерской. Покорится ли новый рубеж?




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Теги:
 (голосов: 1)
Просмотров: 2112 Комментарии: (1)

34 за 76

Посетители 29 сентября 2014 16:37
.....давай Серёга ,не подведи !

......а , то мы уже стали забывать, громогласное, " Шайбу
Забросил - СЕРГЕЙ ПЛООООООТНИКОВ " )))))

Добавление комментария

Информация

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

Другие новости