Коваленко требует расследования гибели Соколова

Коваленко требует расследования гибели СоколоваГлава профсоюза игроков КХЛ Андрей Коваленко призывает разобраться в причинах гибели хоккеиста Артёма Соколова.

Потрясением для многих в июле 2014 года стала новость о смерти профессионального хоккеиста клуба ВХЛ «Ермак» Артёма Соколова. Коренной ярославец, воспитанник хоккейной школы «Локомотива» во время тренировочного процесса потерял сознание и вскоре скончался в больнице Ангарска. Артёму было 32 года, у него остались жена, несовершеннолетняя дочь и родители.

«Ишемическая болезнь сердца, случай не связан с производством, игрок успел проработать всего один день», — такое заключение сделали специалисты. Спустя четыре месяца история гибели Артёма Соколова получила новое развитие. Семья и клуб по-прежнему не нашли взаимопонимания. 11 ноября в Ярославле во Дворце молодёжи стартовала акция поддержки семьи погибшего ярославского хоккеиста. В течение двух недель до 25 ноября каждый, кто желает поддержать родных и близких спортсмена, может оставить свою подпись под обращением к президенту Российской Федерации Владимиру Путину с просьбой провести полноценное и объективное расследование трагической гибели хоккеиста и восстановить справедливость. Помимо подписей непосредственно под самим письмом в Ярославле, уже и хоккеисты КХЛ в своих соцсетях публикуют эту информацию.

Инициатором акции в Ярославле выступил олимпийский чемпион Андрей Коваленко не только как глава профсоюза игроков КХЛ, но и как бывший хоккеист, который прекрасно знает, какие нагрузки переносят спортсмены, и потому намеревается помочь Анне Соколовой восстановить справедливость.

 

«Невозможно смотреть на такой беспредел»


— Инициатива выступить с открытым письмом на имя Владимира Владимировича была моя, совместно с общественностью города Ярославля, молодёжью и спортсменами. Невозможно смотреть на тот беспредел, который происходит на сегодняшний день по этой ситуации со стороны руководства клуба, официальных органов города Ангарска, а именно трудовой инспекции, поэтому было принято решение написать открытое письмо президенту, — заявил Коваленко.

— Ситуация настолько безвыходная?

— С июля, когда произошёл этот несчастный случай, и по сегодняшний день прошло четыре месяца, за это время нам никто так и не предоставил официальных документов о случившемся. По законодательству клуб был обязан известить все органы – инспекцию труда, профсоюз и срочно собрать комиссию по расследованию случая. Они этого не сделали. Когда мы направили туда своего представителя, то его до работы комиссии не допустили. Тогда мы предложили включить в комиссию нашего представителя и инспектора по труду, но получили ответ, что в комиссии достаточно работников, они уже вынесли решение, а именно, что смерть Артёма не является несчастным случаем на производстве.

— Изначально было известно, что Артём потерял сознание во время 10-километрового кросса с командой в период предсезонной подготовки. Как же это не на производстве?

— Нас, естественно, это решение взбесило ещё в июле. Человек теряет сознание во время тренировочного процесса, а они принимают решение, что он был не на рабочем месте. Мы решили опротестовать решение этой комиссии, направили документы в инспекцию по труду и получили заключение от инспектора труда, где было практически то же самое. Инспектор труда провёл расследование и принял решение, что смерть наступила по причине болезни, и это никак не связано с производством.
Я считаю, что все проверки проходили с большими нарушениями. Как любит сейчас заявлять Высшая хоккейная лига: мы работаем по законодательству. Но в данном случае законодательство было нарушено. Со стороны инспектора до сих пор не получена справка о смерти, до сих пор её не может добиться и супруга Артема. Ане выдали какой-то листочек бумаги, на котором написано, что муж погиб от ишемической болезни сердца. Это было, ещё когда она приезжала в Ангарск за телом. И после этого никаких медицинских документов до сих пор никто не предоставил. Инспектор труда так же заявляет, что переговорил со свидетелями, но это заинтересованные лица – тренер и доктор команды. При этом он не взял показаний ни у одного хоккеиста, которые бежали этот кросс рядом с Артёмом. Я в этом вижу аффилированность, инспектор труда просто подыграл хоккейному клубу и вынес решение, которое его попросили вынести.

«Документы лежат в прокуратуре»


— Какие действия предприняты помимо этого открытого письма?

— У нас уже давно документы лежат в прокуратуре, и я надеюсь, что прокуратура действительно займётся этим расследованием. Будем ждать решения. А пока посчитали нужным поднять общественность, чтобы ни Высшая лига, ни хоккейный клуб «Ермак» не смогли эту ситуацию спустить на тормозах.

— Помощь со стороны клуба супруге погибшего хоккеиста так и не была оказана?

— От профсоюза, от хоккеистов мы оказали какую-то помощь. Но когда мы прочитали, что хоккейный клуб «Ермак» благодарит Высшую лигу и хоккейный клуб «Локомотив» за организацию похорон, то Аня и все остальные были в шоке, потому что ни «Локомотив», ни «Ермак», ни Высшая лига не имели никакого отношения к этим похоронам. Единственное, что они прислали от Высшей лиги венок. Помимо законодательства нашей страны, решений и исполнений всё-таки должны оставаться определённые человеческие принципы. Я всегда считал, что у нас в хоккее братская семья, в подобных ситуациях отношения должны оставаться человеческими. Но, к сожалению, господа наплевали на это.

— Мы все помним трагедию в Ярославле с гибелью «Локомотива», и тогда все комиссии были созданы очень оперативно.

— Я помню, что комиссия тогда была создана чуть ли не в тот же день, юристы сразу начали трудиться по поводу наследников. Что же было сделано в этой ситуации? Когда Аня позвонила в клуб и спросила, что ей полагается, а по регламенту это 200% суммы контракта, ей ответили, что возможно, выплатят эти деньги, но пока ещё не решили, и она должна доказать, что является наследницей. Она взяла документы на себя и на дочь, передала в клуб президенту, на тот момент им был Александр Белан. Он сказал, что через шесть месяцев, возможно, ей всё выплатят, но он в клубе уже президентом не является и к нему никаких претензий предъявлять не нужно.

 

Коваленко требует расследования гибели Соколова«Не зря Билан уже не президент клуба»

— Вы сомневаетесь, что выплаты будут?
— Я очень сомневаюсь, что клуб намерен эти средства выплатить. Если клуб действительно намеревается это сделать, то сперва нужно хотя бы показать супруге контракт. У Высшей лиги контракт запрашивал профсоюз, КХЛ, супруга. Контракт Артёма Соколова до сих пор не представлен никому. Поэтому я считаю, что это очередная утка для жены и окружающих, а на самом деле никто не собирается выплачивать эту сумму, в противном случае уже давно бы обо всём переговорили и ждали шесть месяцев, чтобы выплатить компенсацию, положенную ей по закону. Поэтому мы обращаемся к Владимиру Владимировичу, чтобы в соответствии с законодательством были проведены все процедуры, если есть виновные, то они обязательно должны быть наказаны, и, естественно, господа должна выполнить регламент и условия контракта.
Они, во-первых, не хотят признавать, что парень погиб во время кросса, потому что это повлечёт не то что административные наказания, а, возможно, даже и уголовные – тем же врачу, тренеру вплоть до руководителя. Не зря сейчас Белан уже не президент клуба. 

— Тут можно также вспомнить несчастный случай в КХЛ, когда погиб нападающий омского «Авангарда» Алексей Черепанов.
— Это был игрок КХЛ, а не ВХЛ. К тому же он был молодой, перспективный, талантливый, один из ведущих. На тот момент работал медицинский центр КХЛ, но Высшая лига с этого сезона с медицинским центром уже не работает, проводит все осмотры самостоятельно. Тогда оперативно были созданы все комиссии, велась работа, врача тут же отстранили от деятельности. В данном случае с первого дня просматривается, что люди хотят затихарить этот случай, не придавая его огласке, и пытаются всеми правдами и неправдами даже документы не показать, не давая этому делу хода. Если вы собираетесь всё выплатить, почему контракт-то четыре месяца не даете? Сейчас мы дождёмся решения прокуратуры, а в соответствии с ним будем смотреть, какие шаги предпринимать дальше.

— ВХЛ поддерживает клуб и совершенно никак не откликается на эту ситуацию?
— Скоропупов в официальном заявлении сказал, что это не является несчастным случаем на производстве. Откуда он это взял? Есть ли у него все документы на руках? Мы можем только догадываться. Но возвращаясь к печальным событиям трёхлетней давности, когда погибли ребята «Локомотива», даже тогда комиссия приняла решение, что игроки находились на рабочем месте, а следовательно это несчастный случай на производстве, игроки «Локомотива» летели на игру, а этот хоккеист тренировался. И получается какой-то парадокс: человек бежит кросс, теряет сознание, через сутки умирает, а говорят, что нет, это в связи с болезнью сердца. Господа, не может у здорового человека такого произойти. 24 часа назад игрок прошёл медосмотр, с его здоровьем всё было в порядке, а потом инспектор заявляет, что у него случился обширный инфаркт, человек умер и это никак не связано с производством. Как это так? Я в такие вещи не верю. Инфаркт что, просто так у него случился?

«ВХЛ и «Ермак» пытаются слить это дело»

— Если бы клуб хотел, чтобы всё было честно, открыто, то вёл бы себя открыто, — продолжает Коваленко. — Когда нашего представителя не пустили в комиссию, мы послали письмо, указали статью 228 Трудового кодекса о том, что обязан делать работодатель при несчастный случаях, в том числе пересмотреть условия тренировочного процесса во избежание повторения трагедии. Ничего этого сделано не было. Я разговаривал с ребятами, и нагрузки у них как были, так их никто и не снижал. Ещё один пункт: принять неотложные меры либо немедленно информировать о несчастном случае органы и организации указанные в трудовом кодексе. Они и это проигнорировали, всё сделав на местном уровне. И постоянно тишина. Они не отвечают на звонки, не отвечают на письма. Поэтому я считаю, что они ничего делать не собираются.
— Вы не пытались связаться напрямую с управляющим директором ВХЛ Германом Скоропуповым? 
— Я пытался до него дозвониться, письма писали в ВХЛ на его имя, так как мы являемся официальными представителями игрока. Просили прислать копию контракта. К сожалению, все эти письма и звонки были проигнорированы. Череда нарушений со стороны клуба, инспектора труда, а также тишина и вакуум со стороны клуба и Высшей лиги дают повод думать о том, что им это не нужно, невыгодно, они это всё хотят слить. 

— Это письмо, полагаете, сдвинет ситуацию?
— Я надеюсь. Потому что мы ищем разные пути. Чтобы он как президент мог дать распоряжение органам управления и власти сделать так, как того требует закон, а не шарашкина контора. Одни собрались, решили, инспектор что-то постановил. Если это действительно так, это не несчастный случай на производстве, предоставьте все документы.

— Вы в данной ситуации боретесь больше как глава профсоюза?
— Здесь 50 на 50. Во-первых, как глава профсоюза, а во-вторых, как профессиональный хоккеист, который отыграл 20 лет. Я прекрасно понимаю, что такое нагрузки, спорт и никто не застрахован. Но меня возмущает отношение, которое происходит в отдалённых местах нашей доброй Родины, когда любой руководитель клуба у себя на месте «сам себе режиссёр» и делает всё, что хочет. И ВХЛ, заявляя о том, что работает в соответствие с трудовым кодексом РФ, не требует исполнения этого же кодекса. Меня это возмущает. Господа, если вы работаете в соответствии с трудовым кодексом, то будьте добры сделайте, что положено, а не так, как сейчас. «Ермак» молчит, ВХЛ прикрывает «Ермак».
Возможно, если бы был другой человек в профсоюзе, либо профсоюза бы не было, эта ситуация так и осталась бы никому не известна. Но я за честный бой и справедливость. Если мне, пройдя все эти пути, скажут, что нет, действительно клуб был прав, инспектор прав, прокуратура вынесла решение, генеральная прокуратура утвердила, суд утвердил, значит, я приду к супруге Артёма и скажу: Аня, мы сделали всё, что могли, но, к сожалению, закон говорит о другом. Только вот я сомневаюсь, что так будет. И это не пиар моего имени или профсоюза, я никогда этим не занимался. Просто я называю вещи своими именами. Пускай восторжествует справедливость.

 

Текст письма




Мы разрешаем и даже приветствуем любые ссылки, копирование, воспроизведение, сохранение, запись, пересылку по сети, трансляцию, распространение любой информации данного сайта только при явном сохранении прямых ссылок на данный сайт.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Теги:
 (голосов: 4)
Просмотров: 3669 Комментарии: (0)

Добавление комментария

Информация

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

Другие новости